Новости

Вакансии Сила Сибири – 2, работа на официальном сайте

14 и 15 мая 2017 года планируется визит президента России Владимира Путина в КНР, где он, помимо переговоров с руководством Китая, собирается посетить экономический форум «Один пояс, один путь» в Пекине. Как ожидается, в нем примут участие лидеры более 20 государств. Это мероприятие будет посвящено продвижению идеи по созданию «Экономического пояса Шелкового пути» и строительству новых транспортных артерий – «Морского Шелкового пути XXI века».

Напомним, что Китай проводит форум с 2013 г., традиционно он посвящается вопросам активизации торгово-экономического партнерства между государствами Азии и Европы. Москва поддерживает позицию Пекина в части развития трансконтинентального торгового сотрудничества, отмечал президент России Владимир Путин. По данным российского фонда прямых инвестиций (РФПИ), в ходе визита будет объявлено о заключении ряда важных сделок, включая совместный проект с «Ростехом».

Не стоит забывать, что Россия является крупнейшим экспортером нефти в КНР. С 1 января 2011 года РФ поставляет черное золото в Поднебесную по ответвлению от трубопроводной системы Восточная Сибирь – Тихий океан. Идет активное строительство газопровода «Сила Сибири», который сможет экспортировать 38 млрд м3 газа в год уже в 2019 году. Продолжаются переговоры по прокладке второго газопровода – «Сила Сибири-2», или «Алтай». В разной степени реализации находятся российско-китайские проекты в области нефте- и газохимии. Поэтому даже без «нового Шелкового пути» у Москвы и Пекина есть много совместных энергетических тем, которые требуют обсуждения лидерами двух стран.

В то же время очевидно, что главной темой предстоящего визита главы России в Китай будет обсуждение новой геополитической ситуации в мире, сложившейся в связи со сменой политики США, и тех угроз, которые нависли над Корейским полуостровом. В первую очередь лидерам России и Китая придется выработать единую стратегию по «усмирению» Северной Кореи, дабы Пхеньян не тряс понапрасну «ядерной дубиной» перед Вашингтоном. И в этом вопросе возможные проекты по увеличению поставок российских энергоресурсов (нефти, газа, угля и электроэнергии) в страны АТР, в том числе и Северную Корею, могут стать стабилизирующим фактором, способным усмирить политические страсти.

Загрузка...

Две Кореи – одна труба?

В последнее время со стороны Южной Кореи все чаще стало звучать мнение о том, что необходимо возродить ранее замороженный проект 2008 года по прокладке газопровода из России через небольшой отрезок китайской территории в Северную Корею, а затем – в Южную. В частности, 7 апреля 2017 года в Сеуле на форуме «Будущая энергетика» профессор Ким Тхэ Ю указал на то, что строительство такой энергетической артерии значительно улучшит как политическую, так и экономическую ситуацию в регионе. По мнению профессора, новый газопровод позволит Сеулу диверсифицировать свои энергоресурсы. Кроме того, газовая труба из России через КНДР станет платформой для выстраивания новых отношений между двумя Кореями.

С энтузиазмом к идее прокладки газопровода относятся и в Пхеньяне. В частности, директор Института экономики Академии общественных наук КНДР Ри Сун Чхоль в комментариях российским СМИ сообщил, что КНДР хотела бы возобновить работу по реализации крупных трехсторонних проектов с участием России, Северной и Южной Кореи.

«Мы готовы самым активным образом сотрудничать и по линии реализации трехсторонних проектов с участием КНДР, РФ и Южной Кореи. Речь идет о соединении железных дорог двух Корей и выходе на Транссиб, создании энергетического моста из России в Южную Корею через КНДР и прокладке газопровода. Мы считаем, что такие проекты будут иметь не только большой экономический эффект, но и позволят значительно укрепить мир и безопасность в Северо-Восточной Азии», – передает слова Ри Сун Чхоль «Российская газета».

Ранее предполагалось, что основой газопровода РФ – КНДР – Южная Корея станет уже построенная газотранспортная система Сахалин – Хабаровск – Владивосток, которая будет поставлять природный газ с месторождений шельфа Сахалина. ГТС берет начало на Сахалине, затем пересекает пролив Невельского и далее проходит рядом с Комсомольском-на-Амуре, Хабаровском, заканчиваясь около Владивостока. Общая протяженность трассы превышает 1800 км. При полном развитии с 14 компрессорными станциями система сможет обеспечить ежегодную транспортировку порядка 30 млрд м3 газа.

Стоит отметить, что технологически проложить трубу из РФ в Северную Корею несложно. Тем не менее отраслевые эксперты до сих пор сомневались, что Китай станет транзитной страной и не поддастся искушению использовать весь газ на своей территории. Однако в нынешних условиях, когда перед Пекином стоит более серьезная политическая задача – сохранить мир на Корейском полуострове, – проект данного газопровода имеет больше шансов быть реализованным.

Кроме того, за последние несколько лет Китай смог добиться ощутимых успехов в собственной добыче газа. Страна обладает крупными запасами сланцевого голубого топлива, которые уже стали извлекать из недр в промышленных масштабах. По данным агентства «Синьхуа», в2016 году Китай занял 6-е место в мире по добыче природного газа, получив137 млрд м3 газа. Разведанные запасы голубого топлива увеличились с 6,1 трлн м3 в 2007 году до 13 трлн м3 в 2016 году. Поэтому можно надеяться, что Китаю удалось в определенной степени преодолеть «газовый голод», а значит, при политическом решении у газопровода до Корейского полуострова может появиться и экономический шанс на строительство.

Урегулированию ситуации с КНДР может способствовать и проект азиатского энергокольца. Напомним, что в 2015 году Россети и южнокорейская KEPCO заявляли о возможности строительства энергомоста Владивосток – Сеул через территорию Северной Кореи. Через год уже президент РФ Владимир Путин в ходе Владивостокского экономического форума говорил о том, что Россия готова предоставить конкурентную цену на электроэнергию на долгосрочной основе для стран Азиатско-Тихоокеанского региона и предлагает создать межправительственную рабочую группу по проекту азиатского энергокольца. Таким образом, это еще один энергопроект, способный объединить интересы всех стран АТР, в том числе и России.

Навстречу съезду!

Экономист Саид Гафуров уверен, что в ходе предстоящего визита президента России в Китай обязательно будут обсуждаться совместные проекты в области энергетики.

«Обычно во время визитов происходит завершение переговоров. Поэтому весь вопрос в том, успеют ли энергокомпании двух стран подготовить всю необходимую документацию. Но в любом случае руководство обсудит все необходимые темы и, возможно, подпишет какие-то меморандумы. Поэтому даже если проекты еще не будут до конца проработаны, то переговоры все равно станут большим стимулом для развития двустороннего сотрудничества России и Китая в области энергетики», – отметил Гафуров в интервью «НиК».

Однако, по его мнению, данный визит будет носить преимущественно политический характер. Обсуждение экономических тем будет носить, скорее, подчиненный характер: идет подготовка к XIX съезду компартии Китая, демонстрация взаимопонимания РФ и КНР.

«Сейчас председателю Китайской Народной Республики Си Цзиньпину необходимо решать политические задачи. Поэтому под этот визит могут быть подведены крупные энергопроекты, даже если они по факту еще и не готовы. Не надо забывать, что товарооборот с Китаем занимает всего 6% от всего товарооборота России, а это не так много, как кажется», – указал эксперт.

«Если Путину и Цзиньпину удастся подступиться к решению корейской проблемы, вероятно, в ходе переговоров будут обсуждаться экономические проекты, связанные с трехсторонним сотрудничеством РФ, КНР и КНДР, – предположил Саид Гафуров. – То есть Китаю сейчас важно предложить главе Северной Кореи Ким Чен Ыну какой-то проект, чтобы он не взрывал атомную бомбу, по крайней мере, до съезда китайской компартии».

Эксперт считает, что проект объединения энергосистем стран АТР и экспорта электроэнергии очень важен для российской экономики, в том числе для энергетического машиностроения. Поэтому возможно, что именно он будет стоять в программе переговоров лидеров двух стран.

«В России пока не очень популярна концепция того, что лучше экспортировать не энергосырье – нефть, газ, уголь, – а продукты их переработки, которые имеют больше добавленной стоимости. Например, продукты нефте- и газохимии, а также электроэнергию. Однако в ряде стран, обладающих собственными запасами углеводородов, эта концепция развита очень широко. Наиболее яркий пример – Иран, для которого экспорт электроэнергии всегда более приоритетен, чем продажа газа. Голубое топливо Тегеран экспортирует главным образом по политическим мотивам», – рассказал экономист.

В помощь «Силе Сибири»

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудовсчитает, что в настоящее время для России и Китая важно довести до конца уже строящийся газопровод.

«Сейчас идет реализация газопровода «Сила Сибири». Для него должны быть построены перерабатывающие мощности, поэтому «Газпрому» сложно запускать еще какой-либо серьезный трубопроводный проект. Кроме того, у РФ и КНР есть большое количество менее глобальных задач, которые также требуют решения. Речь может идти, например, об участии российского концерна в генерации на территории Китая, строительстве подземных хранилищ газа, НПЗ и т.д., а также о вхождении КНР в российские угольные и нефтегазовые проекты. То есть, кроме прокладки труб, у энергосотрудничества Москвы и Пекина много тем», – заявил эксперт в интервью «НиК».

На вопрос о том, в каком состоянии находится проект «Алтай», Сергей Правосудов заметил, что переговоры по нему никогда не прекращались, но идут очень тяжело.

«Проблема в том, что, например, у газа, который придет в Китай по газопроводу «Сила Сибири», конкурентов особо нет, тем более по цене. СПГ до сих пор остается дорогим удовольствием. Газ по проекту «Алтай» (западному маршруту газопровода «Сила Сибири-2») приходит в те районы Китая, где населения сравнительно мало и оно бедное. Кроме того, туда уже приходит газ по газопроводу из Туркменистана. В этой стране китайские компании сами добывают газ, они же построили там всю инфраструктуру за собственные деньги. Поэтому в Китае довольны теми ценовыми условиями, которые у них есть по туркменскому газу. И Пекин настаивает на таких же условиях и для российского газа. Однако КНР не участвовала в разработке и добыче российского голубого топлива, да и трубу Россия тоже собирается прокладывать сама, у нас для этого есть свои промышленные мощности. В ценовом вопросе стороны пока не очень понимают друг друга», – сообщил Сергей Правосудов.

Он отметил, что еще один проект прокладки газопровода в Китай из Владивостока предполагает экспорт сахалинского газа, который должен пойти с Киринской группы месторождений.

«Пока там небольшая добыча, но есть планы по существенному ее увеличению. В то же время на этот газ претендуют и другие участники. Например, есть планы по расширению проекта «Сахалин-2». Кроме того, сейчас цены на газ достаточно низкие, из-за чего разрабатывать этот проект никто не спешит. Инвесторы осторожны, поскольку у всех перед глазами пример австралийского СПГ, когда были вложены гигантские деньги в добычу и сжижение газа. Но при нынешних ценах газ из Австралии остается нерентабельным», – заметил эксперт.

По словам Сергея Правосудова, энергокольцо АТР – это давно обсуждаемый проект: «Его смысл в том, чтобы не возить уголь на территорию Китая, а в России, рядом с месторождениями, строить электростанции и экспортировать уже электроэнергию. Однако, несмотря на то, что разговоры ведутся давно, пока никаких реальных шагов для реализации этой идеи не делалось».

Нефть дороже денег

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев заметил, что китайская энергетика непрерывно растет, может быть, не такими темпами, как индийская, но все же достаточно быстро.

«Для КНР очень важен импорт энергосырья. И особенность России заключается в том, что она может поставлять свои углеводороды по трубопроводам, а при китайских объемах это очень важно. Поэтому в ходе предстоящих переговоров так или иначе вопрос об энергетическом взаимодействии между странами обязательно встанет. Тем более что для Поднебесной нефть и газ не просто сырье, а скорее, выгодное вложение капитала. К тому же в последнее время у них есть проблемы с вложением своих денег. На этом фоне любые энергопроекты гораздо более привлекательны, чем куча вечно зеленой бумаги», – указал эксперт в интервью «НиК».

Тем не менее он считает, что в проекте газопровода «Алтай» пока есть много непроработанных моментов.

«Для Китая любой газопровод не лишний, вопрос в том, что сам Алтай, в честь которого назван проект, не очень рад возможному строительству. Там экология – это в первую очередь экономический фактор, поскольку регион аграрный и часть населения до сих пор живет скотоводством», – пояснил Дмитрий Журавлев.

Что же касается строительства новых ТЭЦ рядом с угольными месторождениями для создания энергокольца стран АТР, эксперт заметил, что пока угольная генерация считается самой грязной, поэтому использование этого энергоносителя в данном проекте весьма спорно.

«Конечно, нефть и газ уголь не заменят, по объему запасов угля гораздо больше, чем всего нефтегаза вместе взятого. Однако пока угольные ТЭЦ считаются самыми грязными не только из-за выбросов в атмосферу, но и из-за золы, которая остается после сгорания твердого топлива. Тем не менее в перспективе строительство электростанций, работающих даже не на угле, а на продуктах его переработки, возможно. В свое время в СССР были очень хорошие разработки в области газификации угля, которые были забыты после развития нефтегазового сектора», – пояснил Журавлев.

Китай обогнал США

В заключение хочется отметить, что, судя по статистическим данным, КНР продолжает серьезно наращивать закупки энергоносителей. В частности, в первом квартале 2017 года Китай стал крупнейшим импортером нефти в мире, обогнав США. Объемы покупки черного золота Поднебесной по итогам января-марта 2017-го составили 104,77 млн тонн. По сравнению с тем же периодом 2016-го поставки увеличились на 15%. Но гораздо сильнее за минувший год выросла общая стоимость импорта – на 78,7%, до $40,82 млрд. Объем импортируемого СПГ по итогам января-марта 2017 года увеличился на 22% относительно аналогичного периода 2016 года, до 7,8 млн тонн. В стоимостном выражении отмечен рост на 21,4%, до $2,84 млрд.

Таким образом, Китай постепенно становится наиболее влиятельным импортером углеводородного сырья в мире. И хотя он старается нарастить собственную добычу и как-то диверсифицировать закупки энергоносителей, можно предположить, что в среднесрочной перспективе количество совместных российско-китайских энергопроектов будет только расти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свежие вакансии и новости с крупных строек России (Сила Сибири, Амурский ГПЗ, Крымский Мост, Ямал СПГ, Арктика...) на электронную почту, введите ваш адрес: